Сегодня суббота, 27.02.2021: публикаций: 1466
17.02.2021 09:36
Аналитика.
Просмотров всего: 5699; сегодня: 406.

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

С начала февраля возобновился приток бюджетных средств в банки, и к середине месяца банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности. Временное увеличение структурного дефицита ликвидности в январе было связано с оттоком бюджетных средств и запаздывающим выполнением усреднения обязательных резервов банками, сообщает пресс-служба ЦБ РФ.

Ситуация с валютной ликвидностью в январе оставалась благоприятной в том числе в результате значимого притока валюты в банковский сектор в ноябре. Более подробно читайте в очередном выпуске информационно-аналитического комментария «Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки».

Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки: факты, оценки, комментарии (январь 2021 г.).

В январе структурный дефицит ликвидности временно увеличился из‑за оттока средств по бюджетному каналу и запаздывающего выполнения усреднения обязательных резер­вов банками. С начала февраля приток средств в банки возобновился, и к середине меся­ца банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности.

В первой половине января средний спред ставок межбанковского кредитования (МБК) к ключевой ставке Банка России стал положительным в результате оттока ликвидности по операциям Федерального казначейства. Однако в начале февраля рост размещения средств по операциям Федерального казначейства возобновился и спред вернулся в от­рицательную область.

Ситуация с валютной ликвидностью в банковском секторе оставалась стабильной, в том числе в результате заметного притока клиентских средств в ноябре.

В начале января мировые финансовые рынки продолжили расти на фоне новостей об уве­личении плана поддержки американской экономики. Однако во второй половине меся­ца заявление ФРС США о замедлении восстановления экономики США и новости о воз­можной задержке принятия плана по поддержке экономики привели к коррекции рынков.

В декабре ставки по рублевым розничным депозитам выросли незначительно: в кратко‑срочном сегменте – за счет сезонных предложений, в долгосрочном – за счет роста доходностей ОФЗ. Продолжилось замещение срочных депозитов текущими счетами при сохраняющемся росте вкладов на срок свыше 3 лет. Ускорению сберегательной активно­сти населения в декабре также способствовал приток средств в валютный сегмент.

В последние месяцы 2020 г. рублевые ставки по корпоративным кредитам были близки к историческим минимумам. Годовые темпы роста кредитов нефинансовым организациям немного снизились, но оставались значительными.

Низкие ипотечные ставки и увеличение сроков ипотеки способствовали дальнейшему наращиванию ипотечного кредитования, по‑прежнему преобладавшего в росте портфе­ля кредитов населению.

В декабре ускорение требований к организациям способствовало устойчивому росту де­нежной массы. Разнонаправленная динамика в годовом выражении агрегатов M2 и M2X обусловлена притоком валютных вкладов.

Ликвидность банковского сектора и денежный рынок.

Ситуация с рублевой ликвидностью. В среднем за январский период усреднения обязательных резервов (ОР) структурный дефицит ликвидности увеличился по сравнению с декабрьским периодом усреднения с нуля до 0,1 трлн рублей. На начало февраля дефицит ликвидности составил 0,8 трлн руб. после профицита ликвидности в 0,2 трлн руб. на начало января (табл. 2). В середине февраля банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности, который, как ожидается, сохранится в течение всего года.

Рост дефицита ликвидности на начало февраля в том числе был вызван запаздывающим выполнением банками усреднения ОР. В первой половине периода усреднения значительный отток средств из банков был связан с погашением задолженности по операциям Федерального казначейства (ФК). Ожидая возобновления этих операций и соответствующего притока ликвидности, отдельные кредитные организации откладывали выполнение усреднения ОР на вторую половину периода усреднения. В результате к началу февраля для выполнения норматива им пришлось увеличить остатки средств на корсчетах в Банке России, одновременно снизив объем депозитов по сравнению с ана­логичным периодом предыдущего месяца.

Основным фактором оттока ликвидности в январе были операции по счетам бюджетной системы. Доходы бюджета возросли за счет увеличения поступлений основных ненеф­тегазовых налогов (квартальные НДС и на­лог на прибыль, при этом НДФЛ несколько снизился) и социальных взносов. Бюджетные расходы увеличились по сравнению с ана­логичным периодом прошлого года, одна­ко оставались сезонно низкими. Небольшой приток средств был сформирован операция­ми по покупке иностранной валюты Минфи­ном России в рамках реализации бюджетного правила, увеличением объемов размещения средств в банках бюджетами субъектов Рос­сийской Федерации, а также купонными вы­платами по ОФЗ, которые превысили объем размещения государственных ценных бумаг. При этом ожидаемого компенсирующего уве­личения объема размещения временно сво­бодных бюджетных средств со стороны ФК в этот период не произошло. Это обуслови­ло переход банковского сектора в ситуацию структурного дефицита ликвидности. С на­чала февраля приток средств по операциям ФК возобновился, и к середине месяца бан­ковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности. Ожидается, что в бли­жайшие месяцы эта ситуация сохранится, а профицит продолжит увеличиваться.

Объем наличных денег в обращении по­сле новогодних праздников сезонно сни­зился. Однако приток средств за счет этого фактора был несколько ниже, чем в предыдущие годы: 0,2 трлн руб. при 0,4 трлн руб. в январе 2020 года.

В январе Банк России сохранил макси­мальный объем предоставления средств на аукционе репо на срок 1 месяц (на уров­не 1,5 трлн руб.), чтобы отдельные кредитные организации, как и ранее, могли компенсиро­вать локальные дисбалансы распределения ликвидности. В январе спрос банков на эти операции составил 1,1 трлн рублей. Вложе­ния банков в купонные облигации Банка Рос­сии (КОБР) в январе сохранились на уровне 0,6 трлн рублей.

Пандемия и связанные с ней ограничи­тельные меры привели к росту волатильности факторов формирования ликвидности. Боль­ше всего это отразилось на увеличении объ­ема наличных денег в обращении. В нача­ле года динамика структурного профицита определялась в первую очередь операция­ми бюджета. Однако у Банка России есть все необходимые инструменты, которые позво­ляют нивелировать влияние этих факторов на ставки овернайт денежного рынка и, как и ранее, поддерживать их вблизи ключевой ставки.

Денежный рынок.

Спред краткосрочных ставок МБК1  к ключевой ставке Банка Рос­сии составил ‑8 б.п. (в декабрьском перио­де усреднения: ‑3 б.п., с начала года: ‑8 б.п.) (рис. 3). Волатильность спреда увеличилась до 26 б.п. (в декабрьском периоде усредне­ния: 7 б.п., с начала года: 25 б.п.). В янва­ре ставки МБК формировались преимуще­ственно выше ключевой ставки Банка России из‑за роста спроса на рубли в сегменте МБК в результате крупных оттоков ликвидности по операциям ФК и неопределенности от­носительно сроков и объемов возобновле­ния этих операций. Так, отдельные участники рынка были вынуждены привлекать креди­ты Банка России по фиксированной став­ке, а также увеличить объем заимствований в сегментах МБК и «валютный своп». В нача­ле февраля ФК предложило к размещению 1,3 трлн руб. на чистой основе, в результа­те чего спрос на ликвидность на рынке сни­зился и спред ставок МБК к ключевой ставке Банка России вернулся к отрицательным зна­чениям.

Ситуация с валютной ликвидностью. Спред ставок в сегментах «валютный своп» и МБК (базис) сузился до +2 б.п. в среднем (в декабрьском периоде усреднения: ‑12 б.п.; за 2020 г.: ‑17 б.п.) (рис. 4). Ситуация с валют­ной ликвидностью оставалась благоприятной в том числе в результате значимого притока валюты в банковский сектор в ноябре. Нере­зиденты сохраняют высокий объем длинных позиций по рублю, размещая рубли в сегмен­те «валютный своп» в обмен на валюту.

Структурный профицит ликвидности со­хранится в течение 2021 года. Количествен­ные параметры прогноза структурного ба­ланса ликвидности будут уточнены с учетом обновленного макроэкономического прогно­за в новом выпуске Доклада о денежно-кре­дитной политике в феврале.

Ожидания по ключевой ставке. В ян­варе на фоне ускорения инфляции и роста волатильности на финансовых рынках ожи­дания участников рынка еще сильнее смести­лись в сторону сохранения ключевой ставки на уровне 4,25% (как минимум в первом по­лугодии 2021 г.) (табл. 1).

Валютный и фондовый рынки.

В начале января мировые финансовые рынки продолжили расти на фоне новостей об увеличении плана поддержки американ­ской экономики до 1,9 трлн долл. США. Од­нако во второй половине месяца заявление ФРС США о замедлении восстановления эко­номики США и новости о возможной задерж­ке принятия плана по поддержке экономики привели к коррекции рынков. На российский рынок дополнительное давление оказывали возросшие геополитические риски.

Валютный курс. Курс рубля в первой поло­вине января колебался от 73 до 75 руб. / долл. США, однако затем стал ослабляться вместе с другими валютами СФР на фоне роста гео­политических рисков (рис. 10). На минимуме курс достигал 76,50 руб. / долл. США – уров­ня конца ноября 2020 года. В целом за ме­сяц курс рубля снизился на 1,8%, индекс ва­лют СФР – на 1,5%. Лидерами снижения были бразильский реал (‑4,9%), мексиканское песо (-3,4%) и южноафриканский рэнд (-3,1%).

Страновая риск-премия. CDS-спред Рос­сии 5Y по итогам месяца вырос на 7 б.п., до 97 б.п., что является максимумом с нача­ла ноября 2020 г., когда на рынках наблюда­лась повышенная волатильность из‑за выбо­ров в США (рис. 11). Как и в случае с валютным курсом, еще больший рост спредов наблю­дался в Бразилии (+31 б.п.), ЮАР (+24 б.п.) и Мексике (+14 б.п.).

ОФЗ. Кривая доходности ОФЗ продолжила расти и к концу месяца достигла уровня апре­ля-июня 2020 г. (рис. 12): ОФЗ 2Y – 4,35% (+17 б.п.), ОФЗ 5Y – 5,78%. (+31 б.п.), ОФЗ 10Y – 6,59% (+32 б.п.). Длинные доходности росли преимущественно из‑за роста доходности гособлигаций США (+15 б.п.) в связи с воз­росшими инфляционными ожиданиями после новостей о новом плане поддержки эконо­мики США. Кроме того, в конце месяца на­блюдался отток иностранных инвесторов из‑за «risk оff» на мировых рынках и возрос­ших геополитических рисков. Если до 25 ян­варя иностранные инвесторы вложили в ОФЗ 28 млрд руб., то после 25 января они сокра­тили свои вложения на 12 млрд рублей. Короткие доходности выросли преимуществен­но из‑за локальных факторов – ускорения инфляции и ожиданий, что дальнейшее смяг­чение денежно‑кредитной политики Бан­ком России откладывается на более поздний срок. На этом фоне Минфин России сокра­тил эмиссионную активность – за месяц было предложено два выпуска ОФЗ‑ИН и два вы­пуска ОФЗ‑ПД. Выпуски ‑ПК, активно размещавшиеся в III и IV кварталах 2020 г., инвесторам не предлагались. В результате суммарный объем размещения ОФЗ за месяц составил 61,1 млрд руб., что является мини­мумом с декабря 2018 года.

Акции. На рынках акций в последнюю не­делю января была наиболее заметна ситуа­ция «risk off» (рис. 13). Индексы в националь­ных валютах большинства стран снизились на 3 – 7%. Индекс волатильности VIX впервые с начала ноября 2020 г. достиг 37 пунктов. По итогам месяца снижение индексов было не таким существенным, а в ряде стран на­блюдался даже рост, что объяснялось «risk оn» в начале года. Индекс МосБиржи, обно­вивший исторический максимум в начале января, по итогам месяца снизился на 0,4%, ин­декс РТС – на 1,4%. Индекс MSCI EM вырос на 3,0%, что практически полностью было обеспечено ростом китайского рынка (7,4%).

Кредитно-депозитный рынок.

Депозитные ставки. В декабре в долго­срочном сегменте2 розничного депозитно­го рынка средняя рублевая ставка незначи­тельно скорректировалась вверх – на 2 б.п., до 4,17% годовых, в условиях умеренно­го роста доходностей рыночных финансо­вых инструментов и конкуренции банков за вкладчиков. Более выраженный рост сред­невзвешенной рублевой ставки (на 17 б.п., до 3,42%) наблюдался в краткосрочном сег­менте – за счет привлекательных сезонных предложений (рис. 15). В январе банки пре­имущественно сохраняли ставки неизмен­ными, что позволяет ожидать в ближайшие месяцы колебания средней стоимости при­влечения средств от розничных клиентов вблизи сложившихся уровней.

В валютном сегменте розничного де­позитного рынка в декабре у большинства банков ставки по вкладам по‑прежнему со­хранялись около исторических минимумов, отражая ограниченную заинтересованность банков в наращивании активов и обяза­тельств в иностранной валюте.

Депозитные операции. В декабре при­ток средств на розничные депозиты3 уско­рился: по итогам месяца в годовом выраже­нии прирост портфеля депозитов населения увеличился на 1,2 п.п., до 4,3% (рис. 16). Как и в предыдущие месяцы, в условиях сохра­няющейся неопределенности относительно эпидемической ситуации, а также сближения ставок по депозитам различной срочности продолжался переток средств со срочных вкладов населения до 3 лет на текущие счета, сопровождавшийся традиционным для дека­бря ростом остатков на счетах населения.

Несмотря на высокий интерес розничных инвесторов к альтернативным инструментам сбережений, а также к вложениям в недви­жимость (в декабре остатки на счетах эскроу, используемых для расчетов по договорам участия в долевом строительстве, возросли более чем на 171 млрд руб.), в сегменте вкла­дов на срок свыше 3 лет продолжился при­ток средств. На конец декабря годовой рост данного сегмента розничного депозитного рынка составил 14,9% против 6,9% месяцем ранее.

Кроме того, поддержку росту сберега­тельной активности в декабре оказали ва­лютные вклады: годовой темп их сокращения за месяц заметно снизился – с 6,6 до 4,6%. При этом валютизация розничного депо­зитного портфеля в декабре сократилась с 21,4 до 20,7% в том числе за счет укрепле­ния рубля.

Кредитные ставки. В ноябре 2020 г. на рынке корпоративного кредитования4 рублевые ставки преимущественно снижа­лись. По оценкам крупнейших банков, уча­ствующих в ежеквартальном обследовании условий банковского кредитования, спрос крупных компаний на кредиты оставался сла­бым (рис. 19). В условиях экономической не­определенности, связанной с пандемией Covid-19, банки продолжали осторожно под­ходить к отбору заемщиков, что стимулирова­ло конкуренцию за надежных контрагентов. Сохранение невысокой стоимости банков­ского фондирования позволяло банкам ис­пользовать механизмы ценовой конкурен­ции. В ноябре средние рублевые ставки как по краткосрочным, так и по долгосрочным корпоративным кредитам снизились (рис. 15), достигнув новых исторических минимумов (5,9 и 6,6% годовых соответственно). Рост средней рублевой ставки наблюдался лишь в сегменте краткосрочных кредитов малому бизнесу. Это могло быть связано с плановым завершением ряда программ поддержки кре­дитования, основными бенефициарами кото­рых были именно субъекты малого и средне­го предпринимательства.

На розничном кредитном рынке банки так­же проводили осторожную кредитную по­литику, что проявлялось в динамике ставок. В наименее рискованном сегменте ипоте­ки в декабре рублевые ставки по основным кредитным продуктам были близки к исто­рическим минимумам (5,8% годовых на рын­ке строящегося жилья, около 8,0% на рынке готового жилья). Колебания среднерыноч­ной ипотечной ставки в конце года в значи­тельной степени определялись изменениями структуры рынка.

В более рискованных сегментах рын­ка (авто‑ и потребительское кредитование) в ноябре‑декабре рублевые ставки также главным образом снижались, но отличались большей волатильностью. По отдельным ка­тегориям операций отмечался даже рост ста­вок (к примеру, ставка по краткосрочным ав­токредитам в декабре была на 6 б.п. выше, чем в октябре).

В краткосрочной перспективе можно ожи­дать сохранения кредитных ставок около сложившихся уровней. На динамику ставок будут оказывать заметное влияние колеба­ния структуры рынка.

Корпоративное кредитование. В дека­бре в условиях осуществления значитель­ных государственных расходов российские компании погашали краткосрочные кредиты и урегулировали просроченную задолжен­ность по банковским кредитам. В результате по итогам месяца портфель корпоративных кредитов сократился. Погашения кратко­срочных кредитов в декабре 2020 г. были бо­лее значительны, чем в том же месяце предыдущего года. В результате годовой прирост портфеля кредитов нефинансовым организа­циям, оставаясь около локальных максиму­мов, по итогам декабря немного замедлил­ся, составив 7,0% против 7,4% месяцем ранее (рис. 17).

Замедление роста кредитного портфеля сопровождалось изменениями в его струк­туре. Сокращая краткосрочные заимствова­ния, российские компании продолжали на­ращивать привлечение кредитов на более длительный срок. В результате сформировав­шаяся в 2020 г. тенденция к опережающему росту краткосрочного кредитования ослаб­ла: годовой прирост портфеля краткосроч­ных кредитов в декабре ощутимо замедлился (с 13,3 до 10,6%), а долгосрочных кредитов – немного ускорился (с 5,6 до 5,7%).

Замедление прироста портфеля корпо­ративных кредитов наблюдалось как в рублевом, так и в валютном сегменте рынка. Од­нако в валютном сегменте оно было более выраженным (2,7% на конец декабря про­тив 3,4% на начало месяца), чем в рублевом (8,3% против 8,6%), способствуя дальнейше­му снижению валютизации кредитного порт­феля банков.

В конце 2020 г. опережающими темпами росло кредитование малого и среднего пред­принимательства. Этому способствовали как программы поддержки этой категории заем­щиков (в том числе долгосрочные, не свя­занные с мерами, направленными на борьбу с коронавирусом), так и наращивание заим­ствований крупных компаний на рынке кор­поративных облигаций, являющихся альтер­нативным источником заемных средств.

В первом полугодии 2021 г. ожидаемый банками рост спроса на кредиты (рис. 19) бу­дет содействовать дальнейшему росту кре­дитной активности. При этом можно ожидать постепенного снижения доли валютных тре­бований в кредитном портфеле и восстанов­ления активности в долгосрочном сегменте рынка.

Розничное кредитование. В IV кварта­ле 2020 г. годовой темп прироста рознич­ного кредитного портфеля колебался око­ло уровня, сложившегося к концу сентября (рис. 17). На начало 2021 г. данный показа­тель составил 13,5%, незначительно превы­сив аналогичный показатель трехмесячной давности. Основной вклад в рост розничного сегмента кредитного рынка продолжала вно­сить ипотека (рис. 18). В IV квартале на нее приходилось свыше 3 / 4 прироста рознично­го кредитного портфеля, несмотря на круп­ные операции по ипотечной секьюритизации, ограничивавшие рост ипотечного кредитного портфеля банков.

Ставки по ипотеке к концу года находи­лись на исторических минимумах, потенциал их дальнейшего снижения ограничен. Поэто­му, конкурируя за заемщиков, банки актив­но смягчали неценовые условия кредитова­ния. В частности, средний срок ипотечного кредита в декабре составил 18,8 года, превысив на 0,5 года аналогичное значение сентября. Рост срочности кредитов и низкие ставки позволяют заемщикам обслуживать более крупные кредиты, что в сочетании с ростом цен на рынке жилой недвижимости способствовало увеличению средней суммы рублевого ипотечного кредита5. В декабре она составила 2,6 млн руб., превысив на 5% сентябрьское значение.

Увеличение возможного срока и суммы кредитов в сочетании с сохранением низких ставок по ипотеке способствовало беспрецедентному росту объемов ипотечного кредитования. В декабре банки предоставили свыше 210 тыс. ипотечных кредитов общим объемом более 560 млрд руб. (максимальное значение за всю историю российского кредитного рынка).

Растущая доля ипотеки в розничном кредитном портфеле поддерживала увеличение средней срочности кредитов населению (весь годовой прирост розничного кредитования обеспечивался кредитами на наибольший срок, портфель кредитов населению сроком до 3 лет по итогам 2020 г. сократился на 7%). Доля просроченной задолженности в розничном кредитном портфеле, возросшая в середине года, в IV квартале возобновила снижение (рис. 17).

В более рискованных сегментах розничного кредитного рынка рост оставался слабым, что было связано как с сохранением жестких критериев отбора заемщиков, так и с достаточно взвешенными действиями потенциальных заемщиков. Годовые темпы прироста портфелей авто- и необеспеченных потребительских кредитов6 на конец года составляли менее 10%. В начале 2021 г. банки ожидают умеренного сокращения спроса населения на кредиты и восстановления роста спроса в более длительной перспективе (рис. 19). При реализации этого сценария можно ожидать дальнейшего роста доли ипотеки в объемах розничного кредитного рынка и, соответственно, снижения доли просроченной задолженности в требованиях к населению.

Денежная масса. В декабре годовой прирост требований банковской системы к экономике7 вырос на 0,8 п.п., до 10,9%. Это было обусловлено в основном динамикой требований к организациям, годовой прирост которых увеличился на 1,2 п.п., до пятилетнего максимума в 10,2% (преимущественно за счет рублевого кредитования финансовых и нефинансовых компаний). При этом рост требований к населению в годовом выражении незначительно замедлился (с 13,3 до 12,9%), в том числе в результате сделок по секьюритизации ипотечных активов.

Ввиду продолжающегося перетока средств с депозитов, включаемых в денежную массу, на счета эскроу, в декабре сохранился значительный отрицательный вклад прочих пассивов в динамику денежной массы. Но благодаря стимулирующему влиянию бюджетных операций на денежное предложение в сочетании с наращиванием кредитования экономики годовой рост агрегата M2X в декабре ускорился на 1 п.п., до 12,6% (рис. 20). При этом рост денежной массы в национальном определении (агрегат М2) в годовом выражении замедлился с 14,1% на конец ноября до 13,5% на конец декабря, что было обусловлено притоком валютных депозитов населения и организаций.

Как и в предыдущие месяцы, основным компонентом M2 и M2X остаются рублевые депозиты нефинансового сектора при сохранении значимого вклада в прирост денежных агрегатов наличных рублей в обращении. Не смотря на запас наличности, сформирован­ный с начала пандемии, а также наметившееся его сокращение в ноябре, в декабре наблю­дался сезонный рост агрегата M0, сопоста­вимый с сезонным ростом предыдущих лет8.

В годовом выражении рост М0 практически не изменился по сравнению с предыдущим месяцем, составив 29,7%.

1 Ставка МБК (межбанковское кредитование) – ставка по необеспеченным кредитам на денежном рынке.

2 Под краткосрочными понимаются депозиты по всем срокам до года, кроме депозитов до востребования, под долгосрочными – по всем срокам свыше года.

3 Здесь и далее в состав депозитов не включаются счета эскроу по договорам участия в долевом стро­ительстве.

4 Здесь и далее под корпоративным сегментом кредит­ного рынка подразумевается кредитование нефинан­совых компаний.

5Ипотечные жилищные кредиты без учета приобретенных банками прав требования по таким кредитам.

6 Стандартные кредиты, сгруппированные в портфели однородных ссуд.

7Под требованиями банковской системы к экономике подразумеваются все требования банковской системы к нефинансовым и финансовым организациям и населению в валюте Российской Федерации, иностранной валюте и драгоценных металлах, включая предоставленные кредиты (в том числе просроченную задолженность), просроченные проценты по кредитам, вложения кредитных организаций в долговые и долевые ценные бумаги и векселя, а также прочие формы участия в капитале нефинансовых и финансовых организаций и прочую дебиторскую задолженность по расчетным операциям с нефинансовыми и финансовыми организациями и населением.

8 См. информационно-аналитический комментарий «Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки». № 12 (58). Декабрь 2020 года.

Даты отсечения данных:

- в разделе «Ликвидность банковского сектора и денежный рынок» – 09.02.2021 (важной составляющей системы инструментов Банка России по управлению ликвидностью банковского сектора и ставками денежного рынка являются обязательные резервные требования, поэтому анализ эффективности реализации операционной процедуры денежно-‑кредитной политики Банка России следует проводить с учетом периодов усреднения обязательных резервов; в январе-феврале 2021 г. это период с 13.01.2021 по 09.02.2021);

- в разделе «Валютный и фондовый рынки» – 29.01.2021;

- в разделе «Кредитно-‑депозитный рынок» – 01.01.2021.

Электронная версия информационно-аналитического комментария размещена на официальном сайте Банка России.

Материал подготовлен Департаментом денежно-кредитной политики.

Фото на обложке: Shutterstock / Fotodom.

© Центральный банк Российской Федерации, 2021.


Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности

Банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности


Ньюсмейкер: Национальное деловое партнерство "Альянс Медиа" — 6591 публикация. Вы можете направить ньюсмейкеру обращение, заявку
Сайт: cbr.ru/press/event/?id=9591
Поделиться:
Ваше мнение
Сделали ли Вы прививку от коронавируса?
 Да
 Нет
 Нет и не буду
 Собираюсь сделать
 Думаю, делать ли
Предложите опрос